девушка и яйца
ВКонтакте |  реклама |  карта |  english
kokoko.ru

знакомства  |   соц сети  |   косплей  |   бикини  |   ххх  |   платья  |   проститутки нск  |   бодиарт  |   дом-2  |   топлес

Юмор / Истории

Истории

*** Абцент ***

(Роман о напитке)
Прим. букав много, кто асилит, тому пять

Про абсент я знал тока одно, что где-то лет сто назад, бедолага Ван Гог нажрался абсентом до белочки и отчленил себе ухо. И, в общем-то, история эта с
настоящим абсентом никаких точек соприкосновения не имеет. Но может быть напиток, о котором сейчас пойдет речь, достоин своего места в самых изысканных
винных картах. Потому как рецепт прост и будет ниже изложен.
Начать надо с конопли. Как-то возвращаясь с рыбалки мы пробили колесо, пока меняли кто-то подсмотрел на обочине несколько бошок дикорастущей конопли. Их
конечно тут же оборвали, и ясно понимая, что это фонарь, сделали такой косяк из газеты, что бабкины кулечки от семечек, нервно курят в сторонке+. Долбануть
эту хрень рискнули только двое. Когда ее растягивали, из далека, можно было подумать что по Лачиновской узкоколейке снова пустили паровоз. Ну я вам скажу,
понта в сибирской конопле никакого, так дурь одна, минут на пять шибает, слегонца, как будто пропустил в лоб удар через перчатки.
После перекура взяли эти бошки мне в чайник запихали зачем-то. И я бы забыл про эту ботву, но недели через две, ко мне заехал Серега (он тоже на рыбалке
был) Привез банку самогона. Просто так, сам-то не пьет. Я попробовал - вещь конечно суровая, но доброкачественная, градусов под 70. Я даже не спросил у
него, откуда контрабанда, он обычно другими поставками занимался с Испании через Эстонию. Как ни странно.
А дня через два едем с тем же Серегой по Ягуновке и он мне показывает дом на окраине, мол смотри дым какой валит из трубы, ну и че думаю, такого - ноябрь
месяц, люди печь топят, колотун реальный. Оказалось жизнь устроена гораздо сложнее, особенно когда у@бет тебя ключем по голове. - Эта печка топится круглые
сутки - сказал Серега, - я купил, как лох, вагон мёда, по дешевке, а он оказался просроченным, я его никуда сдать не смог и подарил деду, из того дома. 1,5
тонны меда и представь в фасовке для Аэрофлота по 10 грамм, дедушка сидит и сутками выковыривает мед в флягу и гонит самогонище, а бабка фантики в печи
жжот.
Я прямо сразу оглянулся и уже с интересом рассмотрел это жилище. Дом был абсолютно черным, снег вокруг дома был черным, а из трубы валил дым как из
фашистскава кремотория. Я пришел в ужас и бился в истерике минуты две.
Мне чем с Серегой нравится, с ним вечно всякие истории происходят, и умеет он красиво проигрывать, сейчас оторвет руку от руля и грустно улыбнется: Типа:
- а )(уле я ж не виноват.
-Я деду мед просто так отдал, бесплатно, дед сказал литров 400 первака ожидаемый выхлоп, ну я у него всегда банку взять могу+ давай возьмем 3 литра, а ты
дома в нее засунешь траву что на Лачиновке надрали?
Так и сделали. Рецепт ясен всем надеюсь - самогон и драп. Больше ничего добавлять не надо, я вас умоляю+Стояла эта )(уйня у меня на балконе всю зиму. К
весне нежно-желтый сивушный цвет первака насытился глубокими коньячными тонами, хотя если честно, то больше это было похоже на мочу желтушника, ну да пох,
главное сразу видно напитаг-термояд.
1-й литр
Пришла пора первой весенней рыбалки, я пацанам говорю: - я на водку скидываться не буду, а возьму литр самогона - они мне ответили, мол, иди ты нах#й со
своим самогоном, можешь и не скидываться, а водки мы будем брать как обычно, то есть очень дох#я. Как сейчас помню 11 бутылок на 6 человек, и это на одну
ночь, и литр моего "абцента", и учитывай что Тема Галлеев вообще не пьет. Несчастный человек.
Как мы квасили до трех ночи, рассказывать никому не надо, все так делают поголовно, особенно на рыбалке. Утро. Часов шесть если не пять еще темно. Темно и
холодно. И страшно, потому что понимаешь, водки, наверное, больше, бл@ть, нет. Меня разбудил Сажен, он весь трясся и просил помощи. Ему надо было
одновременно пить, выпить и согрецца. "Я уже за@бался водку искать!" плаксиво произнес он под конец. И я вылез, достал из заначки последнюю бутылку, развел
костер, и пошел будить братву. Это было не более чем ритуальное шествие. Понятно что х#й кто встанет, но предложить надо в обязон. А то ведь, за
крысятничество водки в два рыла, вместо пяти, могут подвергнуть обструкции, по-русски выражаясь, можно п#зды отхватить не по-децки. Трое спали в Ниве -
Гаврош, Славик Егоров, и непьющий Тема. Я заглянул в салон сквозь мрачные стекла. Как можно втроем спать в Ниве? Особенно с Славой Егоровом, с этим
несостоявшемся борцом сумо. Как он вообче, сцуко, в ниву пролез, через заднюю дверь тока, по-любому. На всю Ниву было одно славиково брюхо. От его
богатырского храпа Нива слегка дребезжала. Когда Тема повернулся, я понял, что спит он, свернувшись калачиком прямо на животике нашего слонопатамчика.
Толстого это ничуть не е@ло, он даже и не замечал. Как ни странно водку встали пить все, даже Тема, хотя не пьёт, и не стал, хотя встал. Во-каламбур. Водка
быстро кончилась и настал черед моего абцента. Светало. Я плюхнул в кружки коричневой жижи, смесь дедовской 70-тиградусной сивухи-медовухи с колхозным
драпом, разила стойкой вонью больницы и химической атаки. Налил я как обычно наливаю водки - по песюрику, но когда замахнул, по телу моему пробежались
рвотные судороги. Но я удержал этот шайтан-компот внутри себя. Одновременно понимая, что следующую рюмку я буду запихивать в себя руками. Мнения
разделились, одни говорили, что х#йня, другие говорили - х#йня, пить можно. Пили все. Кроме Темы. Счастливый человек. После третьей абцент стал у меня в
горле комом. Я еще не знал, что у этого напитка такая функция есть, типа предохранителя. Три по песят и абзац. По любому хватит. Но у нас то мальчишки
такие, что пока все не кончится, они пить не бросят. После пятой Сажен залез в палатку и больше я его на этой рыбалке не помню. После седьмой мы с Кузей
поехали проверять сети, а у Гавроша сработал предохранитель, Славик продолжал пить один. Я понял, что мне п#сдес, где-то на середине реки. Мир как бы
остановился, периферийное зрение не работало, я видел перед собой лишь тоннель и то смутно. В башке приятно гудело, ажно отдавая в позвоночник. В конце
тоннеля я видел лишь куст, к которому были привязаны сети и тело Юрича бесцельно валяющегося на дне резинки. Юрич не смог отвязать сеть от куста, Я понял,
что если меня так нахлобучило с трех рюмок, то юричу практически кранты. Надо делать все самому. Я обрезал шнур и стал вытягивать сеть. Я как будто попал в
сказку. Из сети один за другим вываливались лещи, судаки и щуки. Видимо вода слишком прибывала, и рыба поперла под берег. Потом события развивались
стремительно - из-за того, что вода поднялась, перемыло перемычку между двумя протоками. Прямо рядом с нами. Я тока услышал, как невъе@бенно плюхнуло. И мы
вдруг оказались на гребне волны, я схватился за борта лодки и распластался на дне, одновременно прижимая ногами к лодке и Юрича, чтоб не вывалился нах#р.
Что-то похожее я испытывал в детстве когда сел на аттракцион "Сюрприз" (мне кажется сначала на этом тренажере готовили космонавтов, потом списали к нам в
парк культуры, бл@дь и отдыха.) Короче, лодка взмыла в воздух, к самому как мне показалось, небушку, одновременно она вращалась вокруг своей оси, резко
меняя углы наклона, потом мы как невъе@енные серфингисты полетели вниз, подлетая на волнах поменьше, зависая в водоворотах и каким то чудным образом
обруливая кусты. По выпученным глазам юрича я понял, что овощ этот не догоняет, об чем счас речь, толи мы на весельной лодочке катаемся, толи в космос
летим. Короче приземлились мы прямо у лагеря, то расстояние, что я греб туда десять минут, мы пролетели секунд за тридцать, метров 300, наверное, там
течение и успокоилось, но до берега было еще метров 15. Я сказал:
-Ну все вроде приплыли.
Тут Юрич начинает спешно покидать лодку прямо посреди водоема, поймал я его практически за шиворот, в один болотник он все-таки успел воды набрать. Пока я
вытащил на берег лодку, сети, рыбу и тело "убитого" товарища, жесткая отдышка с тошнотой накрыли меня. Не в силах стоять я упал на 4 кости. В лагере тем
временем происходило следующее. Гаврош сидел у пепелища потухшего костра в позе накуренного индейца и видимо уже ничего перед собой не видел. Вещи наши
были равномерно разбросаны по всему берегу. Юрича я положил прямо рядом с кучкой морковки и картошки, ну х#ли овоща к овощам. Очень странно абцент
подействовал на Славу Егорова. Он разделся догола и начал бегать по кругу. Представляете гора мышц и жира, несется сверкая белой )/(опой вдоль берега,
затем заскакивает на черемуховый куст, плаксиво наклонившийся над водой. Древо под ним проседает и трещит, после чего туша Егорова, издавая победный визг,
падает в воду, прямо в только что образовавшийся бурный поток, вместе с обломками деревьев, льдинами и прочим прибрежным мусором его несет обратно к
лагерю, там Славик, с абсолютно счастливым лицом ребенка, которому строгие родители разрешили покупаться, выскакивает из воды, и, побрякивая уже околевшим
от весеннего паводка х#ёчком, бежит на исходную.
Потом к нам подъехал Серега, он минут десять не мог выйти из-за руля, с открытым ртом наблюдая за игрищами молодого, очень толстого, и видимо е@анувшегося
тюленя.
- Что это с вами? - спросил он у меня, когда я на карачках подполз к тачке.
- Абцент, сука. - тупо ответил я и прилег в тенечек от машины. Через некоторое время мы с Серегой вытряхнули из палатки Сажена, собрали кое-какие вещи,
забрали половину рыбы, засунули Юричу в ж@пу самую большую морковку и уехали.
На следующий день звонит Сажен и говорит:
- Шишок, я буду писать в Юнеско, что бы они запретили твой абсцент на людях испытовать. Меня вчера чуть в реанимацию не увезли.
Когда мы высаживали Сажена у его подъезда, он еще ничего не соображал, мы дали ему в руки его вещи и запихали в подъезд. Подниматься на пятый этаж ему
предстояло самому. И вот он, топорщась удочками, сачками и самораскладывающейся китайской палаткой начал восхождение. На четвертом этаже у него как у
настоящего альпиниста началось кислородное голодание. Он слегка отпустил из рук китайскую палатку, и она саморазложилась на площадке 4-го этажа, загородив
Сажену проход окончательно. Там его и нашли соседи. Представляю картину. Живешь в хрущевке, открываешь дверь, а у тебя на площадке альпинистский лагерь и
полумертвый отмороженный альпинист лежит в обнимку с удочками и стонет. Когда врач, вызванной скорой, вколол Сажену пятирчатки и предложил ему
госпитализацию, то Сажен даже не смог расписаться в том, что он от неё отказался. Ослабшей синей рукой в журнале врача он нарисовал синий крестик.

2-й литр.
Второй литр я взял с собой на Берчикуль (самое большое озеро в Кемеровской области). Компания была практически та же. Народ уже знал великую силу абцента.
Народ даже сам попросил меня взять этого жгучего и тягучего напитка. Потому что, когда водка кончается, лучшего средства догнаться человечество еще не
изобрело. Догонялся им один Славик Егоров, когда все уже расползлись спать, он закинул в одно рыло грамм 400 и что-то мычал в ночи, пытаясь тренькать на
гитаре. Потом его начали одолевать комары. Я ему сказал, что Дэта у меня в кармане рюкзака, совершенно забыв, что в другом кармане, в похожем тюбике лежит
резиновый клей для лодки. Славику то пох#й было чем е#ло намазать. Так он и уснул на улице с резиновой маской на лице. Утром он очень напугал соседних
рыбачков, когда пошел вдоль берега искать укромное место посрать. Они думали, из леса вылез толи леший, толи Хищник-2, потому что к Славиковой шайбе
прилипли ровным слоем хвоя, старые листья и веточки лесной подстилки.
Утром, взяв удочки, спиннинг и оставшиеся 600 г. абцента я поплыл рыбачить. В сетях то у меня рыба, конечно, попалась а вот на удочку не клевала. Тут я
заметил местного деревенского рыбака на старой деревянной лодке. Он то как раз таскал карасиков одного за другим. Я подплыл к нему с целью выведать у него
секреты лова (наживку, прикорм, волшебное слово) Деревенский мужик оказался не разговорчивым и лишь хитро улыбался. Мол сам не знаю как это у меня ловится
а у тебя нет. Тогда я достал бутылочку. Через часок, так и не выведав секрета, да мне уже и не надо было, я оставил упрямому аборигену бутылку, в которой
еще грамм 200 плюхалось, и поплыл на берег спать, где меня и срубило в тенечке, нах#р. После обеда меня разбудили:
- Олеган, там по моему твоему дружку плохо+
А я друзей в беде не бросаю, тем более я знаю, как помочь. Метрах в сорока на берегу сидел мой неразговорчивый абориген стучал зубами и трясся мелкой
дрожью, хотя было тепло. Когда я подошел ближе я увидел, что он полностью мокрый видимо только из озера вылез. Теперь у него не было ни лодки, ни удочек,
ни ведерка с карасями.
- Ы-ыыыы-ыыы, - только это и мог он выговорить сквозь стучащие зубы.
Я сразу понял: Абцент е@учий довершил свое дело. Лодка видимо покоится на дне водоема. Вот караси поржали, наверное.
- На прими антидота. - я протянул пострадавшему полторашку пива. Но деревенский не стал из моих рук уже ничего брать. Он встал и убитый своими несчастьями
тихонько пошел по тропинке в лес, на его лице было ярко прописаны все обиды и противоречия города и деревни.

3-й литр
Остатки легендарного абцента разошлись незаметно, так я угощал иногда им некоторых ненасытных гостей. Да и то дозировано. Не обошлось и без исключений. На
одного человека этот напиток не действовал, но это был настоящий Универсал по Кайфу, он постоянно бухал, обкуривался и кололся.
С тех пор я больше не производил Абцент, ибо это аццкое пойло, было предано анафеме русской православной церковью. Аминь.

Shi Шок (1999г.)




*** Поход ***


Любите ли вы, друзья мои, походы? Любите ли вы их так, как люблю их я? Близка ли вашему сердцу эта предпоходная суета, когда вы составляете список вещей,
которые с собой нужно взять, а потом проёбываете его, и берёте лишь то, чего в списке не было вообще? Есть ли у вас машина ВАЗ 2106, в багажнике которой
всегда лежыт рваная надувная лодка, лом, кувалда и сачок для ловли бабочек? Тогда это прекрасно.
Я вообще женщина очень дружелюбная. Поэтому у меня много друзей. Правда, в большинстве своём они редкостные негодяи и опойки, но это от того что "с кем
поведёшься, так тебе и надо". Зато они любят походы, рыбалку, и секс на природе. В спальном мешке. Чтоб комары за жопу не кусали. Я рыбалку тоже очень
уважаю. Я, если что, в деццтве сама лично бидон бычков с глистами в пруду наловила, и даже их сожрала. Поэтому у меня такие выразительные глаза, и плохие
анализы. В общем, рыбалка - это очень хорошо.
Природу люблю ещё, само собой. Люблю и берегу. Поэтому в спальном мешке сексом не занимаюсь, и лосей подкармливаю. Хлебом и солью.
И, когда мои верные друзья сказали мне: "Лида. А не хочешь ли ты, Лида, пойти с нами в поход, чтобы рыбу удить, коренья полезные из земли выкапывать,
лосей кормить солью йодированной, и хуй сосать под белыми берёзками?" - я, конечно, согласилась, не раздумывая долго. И список необходимых в походе вещей
сразу же начала составлять. Список вышел большой и длинный как моржовая гениталия, и тут же был где-то проёбан. По традиции. Поэтому в поход я с собой
взяла босоножки, крем для загара, бритву, шампунь, духи, косметичку, пижаму, и туалетную бумагу. Сложила необходимые ингридиенты в плетёную сумочку, и ушла
в дремучий лес.
Ну, может, не ушла, и не в дремучий, а села в машыну ВАЗ 2106, но лучше бы ушла.
- Здравствуй, Лида. - Поприветствовали меня шестеро прекрасных парней, сидящих в авто. - Мы очень рады, что ты решила принять участие в нашем крестовом
походе. Значит, ты осознала всю опасность предстоящего события и запаслась презервативами с усиками и пупырками?
- Здравствуйте, прекрасные парни. - Ответила я, и изящно втиснулась на заднее сиденье между третьим и пятым пассажиром, ободрав правую щёку о ржавые
грабли. - Нету у меня усиков с пупырками, и презервативов походных, зато есть туалетная бумага, губная помада оттенка цикламен фирмы "Буржуа", и встречный
вопрос. Зачем вам грабли, суки?
- Грабли, Лидия, - ответили прекрасные парни, - это очень важный девайс в походе. Граблями ты будешь разграбливать место, где мы будем разбивать лагерь, и
лица. Тем, кто-то плохо разграбит место. В лесу, ты ж понимаешь, Лидия, много всяких природных ископаемых навроде шышек, палок и окаменелого говна. И
мелкая жывность там жывёт. Кроты, к примеру, бобры, суслики и медведи саблезубые. Их надо прогнать с места предполагаемого разбития лагеря. Так что держись
за свой рабочий инструмент крепче, мы отправляемся навстречу опасной неизвестности.
Неизвестность меня не пугала. Не пугала и опасность.
Нервную икоту у меня провоцировала мысль о том, что домой я могу и не вернуться. А дома у меня остались собака и мужыг. Невоспитанная собака, и грустный
мужыг. Собака невоспитанная потому, что из меня очень плохой и некомпетентный воспитатель, а мужыг грустный -потому что в поход его не взяли, а из
ассортимента жратвы в холодильнике осталась только ампула димедрола, спизженная мной когда-то по случаю. Вот это меня и угнетало. Я же могу не вернуться, а
мужыг с собакой могут умереть от тоски и передозировки димедрола. Но рыбалка+ Рыбалка - это святое.
- Ты, кстати, взяла с собой удочку или динамит? - Вдруг спросил меня прекрасный парень Лёха, и испытующе посмотрел мне в глаза.
- Взяла. - Соврала я, и покраснела. - Ещё червей взяла. Красных и длинных. Будильник взяла, и диск с песнями Валерии.
- Молодец! - Похвалил меня Лёха. - Будешь в нашем походе главнокомандующей. Ну-ка, спой чонить такое, бодрящее.
- Сте-е-елицца метелица-а-а-а!
- Превосходно! - Растрогался Лёха, и сунул мне в руку стаканчик. - Подкрепись. Дорога долгая предстоит. А Петлюру могёш? Верю. Подкрепись.
К концу долгого пути я была уже неприлично пьяна, и успела потерять ценные грабли, когда выходила на обочину дороги пописать. Зато в кустах я нашла
собачий череп и чью-то оторванную ногу с копытом. После долгий прений ногу мы решили оставить там, где она лежала, но за упокой души ноги всё-таки выпили.

+Там вдали за рекой догорали огни. В небе ясном заря догорала.
Пять прекрасных парней из авто "хач-мобиль" на разведку в поля поскакали.
После трёх часов подкрепления мы доехали до места. Место было ничо таким, жывописным. Над головой гудели высоковольтные провода, где-то далеко, у
горизонта, угадывался некий водоём, а справа было кладбище.
- Вот. - Сказал Лёха, и широко раскинул руки. - Вот. Это море, сынок.
И выразительно посмотрел на меня.
- Где, папа? - Я попыталась подыграть Лёхе, и потерпела неудачу.
- В пизде, сынок. Машина сломалась. Дальше не поедем. Лагерь будем разбивать вот здесь.
Я ещё раз вгляделась в линию горизонта, потом перевела взгляд на деревянные кресты по правую руку, и огорчилась:
- А рыбку где удить?
- Тоже в пизде, как ты понимаешь. Не будет у нас рыбки. Будем грибы искать, коренья целебные и колхозников.
- А зачем колхозников искать?
- А затем, чтобы они нас первыми не нашли, и пизды нам не дали. Ты под ноги себе посмотри.
Я посмотрела под ноги.
- А+ А это что?
- А это, Лида, картофельное поле. Пять гектаров картошки. По двум мы уже проехали с буксом. Ну что, ты с нами по грибы-по колхозники?
Выбора не было. У меня вообще ничего, в принципе, не было. Грабли - и те потеряла. Остались только пижама, помада и прочая туалетная бумага.
- Говорила я вам, давайте ногу с копытом с собой возьмём+ Конечно, я с вами. Но сразу говорю: если колхозников будет очень много - я капитулирую, и сдамся
в плен.
- Тебя ж выебут, дура. - Заглянул в моё будущее Лёха, и нахмурился. - Шкура продажная. Чуть что - так в кусты.
- Именно так. - Подтвердила я Лёхины слова, и ушла в кусты, прихватив с собой туалетную бумагу и французские духи.
Когда я вернулась, принеся с собой шлейф аромата, в котором угадывались ноты можжевельника, пачули, лаванды и экскрементов, машын на картофельном поле
прибавилось. Судя по номерам авто, это были не колхозники. Это я умничаю, конечно. Я в номерах вообще нихуя не разбираюсь. Для меня они все одинаковые:
буковки да циферки. То, что это были не колхозники - стало понятно сразу, как я увидела двух некрасивых женщин, двух красивых женщин, и ещё пятерых
прекрасных парней, которые рылись в багажнике нашего хач-мобиля, и споро выбрасывали оттуда одеяла, надувную лодку и мою пижамку. Так могут поступить
только друзья.
- Знакомься, Лида. - Обнял меня за плечи Лёха, принюхался и поморщился. - Это мои друзья из Питера. Это Витя, это Саша, это Коля, это тоже Коля, и это
тоже Коля, а это Ира и Марина.
- А это? - Я скосила глаза в сторону некрасивых женщин.
- Не знаю. - Отвернулся Лёха. - Это падшие женщины. Их Коля привёз. Коля, это который щас паровозик пускает Виктору.
- Из Питера тащил? - Я изумилась.
- Нет. По дороге где-то подобрал. Мы ими, если что, от колхозников откупаться будем. Ты, кстати, как относишься к раскуриванию зелёных наркотиков?
- С любовью.
- Вот и заебись. Иди тогда к Коляну, он подарит тебе хорошее настроение и нездоровый аппетит.
Через полчаса, когда абсолютное большинство туристов приобрело хорошее настроение и нездоровый аппетит, когда общими силами был разбит лагерь, состоящий
из одной двухместной палатки, пяти одеял и телогрейки, когда ритмично закачалась машина ВАЗ 2106, в которой спрятались от коллектива кто-то из Николаев и
одна из падших безымянных женщин - мы, окунувшись в атмосферу беззаботности и душевного единения, отправились с ревизией на кладбище. Было темно, но страха
мы не испытывали. Нас охватил кураж и жажда неизведанного. Утолить эту жажду могла только кладбищенская ревизия. Прихватив с собой зелёных курений,
несколько ёмкостей с алкоголем и оставшуюся падшую женщину, мы облюбовали укромное место возле кладбищенской ограды, потому что дальше идти никто кроме
Лёхи не пожелал. Конечно, никто из нас не ссал. Вот ещё. Просто не по-людски это, на могилах водку пить, как землекопы какие.
- Хорошо тут, братцы. - Сказал Лёха, и прижался к путане. - Тихо так, только сычи где-то вдалеке кукуют. Когда-нибудь и я буду тут лежать, источая миазмы
сквозь толщу земли, и слой лапника, а вы придёте ко мне вот так, ночью, и выпьете за моё здоровье.
- Да+ - Поддержал Лёху Витя из Питера. - Щас такая жизнь пошла, что люди уж здоровыми помирать начали. Вот у меня случай был такой: работал я тогда в
одной конторе, и у нас там был такой Славик, компрессорщик. Здоровый как весь пиздец. Только дурак. Постоянно ходил на какой-то вокзал, на выставку
паровозов, приходил оттуда просветлённый, и всегда с бабой. Любили его бабы-то+
Виктор замолчал, и ковырнул пальцем могилу Захара Куприянова, скончавшегося в тыща девятьсот двадцать пятом году.
- Повезло мужику. Ещё до войны помер. Не ходил с голыми руками на фашистов, не горел в танке под Сталинградом, и суп из ботинок не варил. Дезертир.
- Кто? - Не понял Лёха. - Славик компрессорщик?
- Какой Славик? - Виктор вытащил палец из могилы, и нахмурился: - Я про Акакия этого говорю. Куприна.
- Захара Куприянова. - Поправила я лениградца. - Чо там Славик-то твой, паровозолюбитель?
- Ах, паровоз, да+ - Встрепенулся Виктор, и полез в карман. - Кому паровозик?
- Тьфу ты, - сплюнул на убежище Куприянова Лёха, - наркоман иногородний. Приедут тут разные, а потом приличным людям и поговорить негде.
- А вот у меня случай был.. - Вдруг подала голос падшая женщина, и все с интересом посмотрели в её сторону. - Случай был, говорю. Жила я с одним мужиком
тогда. Валериком звали. Он у меня в морге работал.
- У тебя? - Заинтересовался Лёха. - У тебя свой морг есть? Слушай, у меня к тебе пара вопросов+
- Нет у меня морга. - Разрушила Лёхины планы путана. - У меня только Валерик был. Прекрасный мужчина, кстати. Статный, русоволосый, сажень косая в плечах,
руки как грабли. И работал он в морге+
- Некрофилом? - Подсказал Виктор, и громко засмеялся, вспугнув стаю летучих мышей.
- Санитаром. Валера работал там санитаром. При больнице. А по ночам ещё охранником в морге. Ну вот. Приходит он как-то раз на работу, в больницу, а ему
говорят: "Валера, сегодня ночью бабка в тринадцатой палате померла, надо бы её в морг свезти". Ну, Валерка в палату зашол - видит, три бабки лежат. Две с
открытыми глазами, одна с закрытыми. Сразу понятно - умерла бабка. От старости.
- Погоди, - перебил женщину Лёха, - а как Валерик догадался, что она от старости умерла? Может, её соседки по палате задушыли?
- О нет, - хитро и неприятно оскалилась проститутка, - нет. Старушка та была совершенно лысая и без зубов. И лежала чрезвычайно умиротворённо. В общем,
всё с ней понятно было. Переложил её Валерка на каталку, да отвёз в морг. Оставил её в коридоре, простынёй накрыл, и пошёл себе дальше, обязанности свои
исполнять. Служебные. Возвращается через час, смотрит - нету бабки!
- Как нету?! - Ахнул Виктор. - Спиздили штоли?
- Хуже. - Путана погладила могилу Куприянова, и вздохнула: - Бабка та и не померла вовсе. Это Валерка, мудак, напутал. Умерла другая бабка, которая с
открытыми глазами лежала, и зубы у неё были. В стакане на тумбочке. А эта бабка просто спала+ Но это всё уже потом выяснилось. А Валерка тогда пересрал
сильно. Стал бабку искать по всему моргу. Подманивал её всячески, зазывал. А бабка не идёт. Он уже все холодильники с покойниками обшарил, думал, может
бабка та жрать захотела? Хуй. Покойники все целые лежат, а бабки нет+
- Короче, - подала голос девушка Ира, - бабку где нашли?
- А в палате её и нашли. - Буднично закончила проститутка. - Бабка как проснулась в морге, так сразу и поняла: пиздец. Выбираться отсюда надо, пока не
вскрыли. Ну и выбралась как-то. Пришла, и легла обратно на свою койку. Там и нашли. А Валерку, само собой, выперли с работы. Он тогда как запил с горя, так
уж три года и не просыхает.
Над кладбищем повисла нездоровая тишина.
- Вот ты ж сука какая+ - С чувством оттолкнул путану Лёха, и поморщился. - Хуйню какую-то рассказала, а я слушал как дурак. Поди нахуй отсюда, дура. Тебя
даже колхозникам отдать стыдно. Поговорить с тобой не о чем совершенно. Бесполезное ты существо.
Туристы все как-то разом загрустили, и принялись пить водку.
- А что, друзья-грибники, - я решила исправить ситуацию, - может, костерок запалим, да картохи колхозной напечём? Хлебца порежем, лосей подманим, потом
приручим, да на рыбалку на них поскачем? А там рыбы видимо-невидимо, и вся в оперенье золотом, искрится-переливается, и зверь пушной стаями ходит, мехами
ценными козыряя+
- Лиде больше наркотиков не давать. - Вдруг громко сказал Лёха, и поднялся. - И никому больше не давать наркотиков. Вы, уроды, к таким изыскам не готовы.
Хуйню одну несёте. Один хуже другого. Предлагаю всем отсюда уйти, и сварить чонить пожрать. Лида, ты назначена сегодня походной стряпухой. Испеки нам
лакомство какое-нибудь. Запеканочку грибную, или суп свари из чего хочешь.
- Иди-ка ты нахуй, Алексей. - Твёрдо выразила я свою точку зрения, и тоже поднялась. - То я главнокомандующий, то разгребательница леса, то стряпуха.
Изыски, блять. Наркотиков нам не давать. Жлоб сраный. Я щас пойду сама к колхозникам, и расскажу им как ты их поле русское затоптал, и пизды им дать хотел.
Всё им расскажу.
- Тогда мне придётся тебя убить. - Грустно заметил Лёха, и протянул руку к моей шее. - Я тебя задушу, и закопаю прям к Акакию Куприну. Будешь с ним вместе
лежать, и колхозное поле удобрять.
- Суп из тушёнки будешь жрать? - Оттолкнула я Лёхину руку. - Чтоб ты просрался, турист ебучий.
- Буду. Буду, Лида. - Ласково потрепал меня по волосам Лёха, и толкнул меня в спину. - Иди, кашеварь уже. Специй не жалей только, и никаких кореньев в
супчик не клади, пока я на них не посмотрю. А то знаю я тебя, мартышка-озорница.
Светало. Гудение проводов над головой усилилось, со стороны водоёма тянуло гнилью и тухлой рыбой.
- Бабы, кто письку не подмыл перед походом, а? - Веселился Лёха, подходя к каждой из присутствующих женщин, и получая от каждой увесистый подсрачник. -
Какие неряхи!
- Не нравится мне тут, Алексей. - Пожаловалась я Лёхе, бешено размешивая в кастрюле тушёнку. - Я домой хочу. Я ж на рыбалку хотела, да чтоб ухи пожрать+
Нахуй я вообще с вами попёрлась? У меня мужыг дома грустный сидит, и собака скучает+ И компания какая-то задротская. Бляди какие-то, девки невнятные,
мужики-наркоманы+
- Не реви. - Лёха сел рядом, схватил ложку, и зачерпнул ей из кастрюли. - Никуда твой мужыг не денецца. И собака не сдохнет. Суп, правда, говно говном, но
баба ты хорошая. Хочешь, могу тебя через час домой отправить? Витька в Москву собираецца, тёлка там у него живёт. Могу тебя к нему в машину засунуть.
Только, чур, тихо. А то вслед за тобой все бабы свалят. А чо в походе без баб делать? Особенно, если рыбалка пиздой накрылась.
- Домой хочу-у-у-у+
- Не реви, сказал же.
- Не реву.
- Эх, Лидка, вот нихуя ты к жизни не приспособленная. Тебя в походы брать нельзя. Привыкла в Москве жить, в девятиэтажке блочной, с унитазом и
мусоропроводом. И чтоб Макдональдсы на каждом углу, и прочая роскошь. Пиздуй к Витьку. И в следующий раз с нами не напрашивайся. Мартышка.

+Любите ли вы, друзья мои, походы? Любите ли вы ночёвки под открытым небом, и стаи комаров, норовящих обглодать ваше тело до скелета? Любите ли вы суп из
тушёнки, и песни Цоя под гитару? Это хорошо.
А я люблю Макдональдс, мусоропровод и блочные девятиэтажки. Люблю унитазы, горячую воду и электричество.
И, если вы собираетесь в поход - меня не приглашайте.
Я ж и согласиться могу. Запросто.

Смотрите также  

18 мая 2008 | Просмотров: 2857 | Выйти из раздела "Юмор / Истории" на главную страницу



наверх |  дом-2 |  московские девушки |  декольте |  девушки из соцсетей