девушка и яйца
ВКонтакте |  реклама |  карта |  english
kokoko.ru

знакомства  |   соц сети  |   косплей  |   бикини  |   ххх  |   платья  |   проститутки нск  |   бодиарт  |   дом-2  |   топлес

Юмор / Истории

Истории

Проститутка с интеллектом


Хорошие у меня все-таки друзья, добрые и щедрые. Намедни на день рождения подарили они мне проститутку. Да не простую, а золотую…

Мне с жрицами любви в последнее время откровенно не везло – все какие-то жирные и уебищные попадались. Понятное дело, по-трезвяни я их не вызывал, а как нажрусь с друзьями, так и тянет иной раз позвонить. А когда я пьяный, очень в половом вопросе неприхотливый и неразборчивый. Вот и пользую залежалый товар. В основном из разных сел, деревень и пригородов нашего мегаполиса. Помню, пришла к нам в сауну одна такая – пиздец толстая, брови коричневым карандашом нарисованы, тени на веках зеленые, помада ярко-красная. Ну и ясен хуй, блондинка крашеная. Куда я смотрел, когда выбирал, не знаю. И главное эта, блядь, каракатица еще жизни пытается учить. Типа хули вы, мужики, говорит, как напьетесь, так баб вызываете. Надо типа трезвыми нас ебать, а потом уже пить. Ничего я ей не сказал в ответ, ибо очень я тактичен от природы. А сам про себя подумал, ну кто ж тебя такую свиноматку гидроперитовую ебать будет на трезвую голову? Кто? Нет ответа…

Ну а в этот раз все обещало быть иначе. Оказывается, у нас в городе недавно одна конторка открылась, нелегальная, разумеется. Вроде как там проститутки только симпатичные, умные и из интеллигентных семей. Стоят такие цацы в 3 раза дороже. Короче, дружбаны мне говорят, назначай дату, мы тебе подарим сей эксклюзив на целую ночь. Окей, отвечаю, братцы, премного вам благодарен. Давайте сегодня пить-гулять, а завтра вечером извольте доставить подарок ко мне домой…

На следующий день к обеду уже поднялся на ноги. Помылся, побрился, надушился своим любимым Freedom от Tommy Hilfiger. Думаю, надо порядок в квартире навести, все-таки ж девушка не простая придет. Купил в магазине кое-какой праздничной пищи. К вечеру стал ждать, даже что-то разволновался немного, как перед первым свиданием. Я вообще тоже не на помойке обучался: за спиной физматшкола и престижный ВУЗ, но все равно встревожился. Думаю, придет сейчас, бля, Оксана Федорова с интеллектом Инны Друзь. Смогу ли я соответствовать?

В назначенный час звонок в дверь. Открываю. На пороге милое создание – невысокая худая брюнетка с короткой стрижкой. Неплохое личико. Что-то среднее между Лив Тайлер и Татьяной Митковой. Такую можно даже бесплатно выебать, не то что за деньги. Проходите, говорю, мадемуазель, как вас звать-величать? Виолетта! Ну ясен хуй, с таким именем не на скотном дворе работать…
Усадил даму за стол. Вот, говорю, креветки, здесь анчоусы, сыр с плесенью, салат «Нежность». Угощайтесь. Что изволите пить? Мартини? Шампанское?
- А водка есть? – спросила Виолетта и взяла рукой кусок колбасы.
Ну, думаю, нормально. Девочка без излишнего эстетского подхода к питанию. Короче, ударили мы с ней по водочке. Едим, пьем, продолжаем светскую беседу…
- А вы, - спрашиваю я, - из какого сословия будете?
- У меня старший брат – начальник отдела в РОВД…
Хуясе. Я, конечно, предполагал, что девушка из интеллигентной семьи. Но не до такой же степени… Ну, думаю, на анальный секс сегодня лучше не рассчитывать…
- И он знает о вашем ремесле?
- Знает. Он несколько раз меня вытаскивал, но постепенно смирился. Очень уж я мужиков люблю…
- Понял…Может, музычку какую поставить? У меня полное собрание Шнитке, Alanis Morisette и The Cure.
- А Стас Пьеха есть? Ну или Максим?
В общем, интеллектуальная составляющая беседы постепенно сошла к нулю. А жаль. Я ведь хотел еще с ней обсудить правило Лопиталя и теорему Ляпунова. Со мной никто это не обсуждает почему-то…

В итоге нажрался я под завязку. Ну а секс вроде был неплохой. Не обманула Виолетта, любит она мужиков…

Утром проводил жрицу до порога, выпил крепкого кофе, включил канал «Культура». А у самого минувший вечер из головы не выходит…
Правы иные политологи: вымирает интеллигенция, эволюционирует…

(с) MAZDAFEEL




Летим, твою мать


После того как мы разогнали партизан «лорда войны» как их тут иногда называли, дали приказ возвращаться назад. Ни вертолетов, ни даже машин предложено не было, майор-француз по спутниковому сказал каких-то 60 миль, фигня. Местные черные своих даже закопать не удосужились, я всех белых собрал, хотя трупы на жаре сильно раздуло. Их погрузили на трофейный пикап, завернув в три слоя полиэтилена, хотя все равно воняло сильно. Проходя мимо привыкших к бесконечной войне и грабежам деревень построенных из всякого хлама, мы видели безразличные лица селян. Опять наемники топают куда-то. Единственные кто попадался при движении по удивительно приличным дорогам – то носорог из-за куста выглянет, то другая крупная животина вроде слона. Больше нигде такого не видел, чтоб народ со стволами бегал и зверюшки сохранились.

В Монровию перебрались с «дикой» территории через мост, рядом с бесконечным бурлящим рынком. Увидев разложенные на тряпочках литровые бутылки мы накупили их, потому как чистая вода закончилась. Попить не удалось – так у них продавали бензин. Все было завалено дешевейшим китайским ширпотребом, стоял страшный гвалт, бродили совершенно фантастической наружности люди. Мы убрались с рынка, завалившись в убогую кафешку, где смогли перекусить подобием шашлыка с рисом, а главное напиться. Владелец заведения был рад, что грабить не собираются и даже платят. Подкрепившись и отдохнув от марша, мы выбрались на Кэрри-стрит, указанную нам солдатами экомок. Их ввели сюда, потому как страна разделилась на три или четыре группировки, президентская гвардия сидела и ничего не делала вообще. Эта гвардия должна была защищать президента, но ему отрезали уши, прострелив перед этим ноги, причем пленку с этим б/п захватывающим зрелищем продавали повсюду и крутили без перерыва в кабаках. Солдаты экономического союза были монументальными ребятами из соседних стран, правда, приветливые к нам. Чего не сказать об очередном ооновском наблюдателе, пославшим меня по-матушке даже не дослушав, я обматерил его в ответ по-английски, с чем и разошлись.

Офис моих нанимателей находился при El Mason Hotel, одного из немногих функционирующих. Там сидел давешний майор-француз, удивившийся как быстро мы добрались. Ребят, сразу направил на аэродром, их возвращали в лагерь за границу, откуда мы прибыли на машинах. Меня притормозили, мой контракт заканчивался здесь, прямо как в штрафбате – высоту взял – свободен. Деньги перевели на счет, а дальше как хочешь, гуляй на все четыре стороны. Или есть желание на новый контракт? Сейчас очень перспективно в юго-западной Африке, требуются специалисты вашего профиля. Спасибо, пока осмотрюсь. Тогда вот вам телефон, звоните если передумаете, о трупах мы позаботимся, не беспокойтесь так. Оружие сдайте, подпишите здесь, здесь и здесь, документы получите.

Я вышел на стрит совершенно свободным, с завалявшимся в кармане последним долларом и трофейным кипарисом, совсем без оружия здесь нельзя. Сразу подбежала толпа детей-калек, однако я вырвался из их гомонящего окружения и нырнул в переулок. Перешагивая подыхающих паршивых собак и таких же нищих, я быстро вышел на параллельную улицу, ничем впрочем, не отличавшуюся от предыдущей. Дома напоминали сараи собранные из хлама, кое-где сделанные из профлиста, жести, с занавесками вместо двери. Повсюду сидели и стояли совершенно потерянные и безразличные люди, часто с оружием. На завалинке сидел негр с калашом, тыкая стволом в ползавшего по пыли ребенка. Я решил вернуться к отелю.

Мест в отелях не предвиделось в ближайшее время даже за деньги. Которых, впрочем, у меня не было, а со счёта снять тут весьма затруднительно, кредитки естественно не принимают. Мимо протопали белые ребята в форме без знаков различия, я их окликнул, они глянули на меня и ничего не сказали. Наемники исчезли в более-менее приличном доме, вскоре подъехал джип, группа так же молча погрузилась и растворилась в месиве прохожих. На крыльцо вышел высокий тип с сигарой, говорящий что-то по-немецки в беспроводной телефон. Я подождал пока он договорит и путаясь в школьном немецком и вставляя английские слова поинтересовался где тут можно снять комнату. Он широко улыбнулся, заговорил на отличном английском и пригласил в дом.

Дом оказался офисом конкурента компании, бывшей моим нанимателем. Эта компания как раз и пригнала тех соседей, встреченных мною молчаливых ребят, которые наподдали черным. Курт, как представился немец, пояснил, что мне очень повезло, обычно контракты с этой компанией заканчиваются очень плачевно. Узнав сколько мне заплатили за операцию с полным контактом, он только хмыкнул и назвал обычную таксу, в четыре раза превышающую выплаченную мне. Кидалово, естественно, что тут думать. Курт сказал, что жилье найти очень сложно, все живут прямо в офисах, у них весь дом и пристройка набита вернувшимися, но день-другой перекантоваться можно, только без кормежки.

Видать скучно было немцу, он предложил показать местные достопримечательности, заодно реализовать трофейный пистолет, чтоб деньжат на первое время перехватить. Мы поехали на тойете-пикапе к аэродрому, находившемуся прямо в черте города. На базар Курт соваться отсоветовал, там приличную цену не предложат, а прибывающие иностранцы в аэропорту оружием затарятся по самой высокой цене. Как выяснилось понятно почему – сами работники аэропорта представляли страшную банду, заставлявшую выкупать документы. После их воплей и рож, мы легко впарили прилетевшему из Сьерра-Леоне на бесплатном ооновском рейсе америкосу мой трофейный хэклер-и-кох за четыреста баксов, правда такой пистолет штуки две стоит. Уже богатые и выпившие пива, мы поехали смотреть ретрансляционную станцию голоса Америки - гигантскую площадь заставленную мачтами, ржавый стальной лес целый и раздлобанный и засранный аэропорт Робертсфилд, некогда один из крупнейших в мире. Еще Курт рассказал, что есть каучуковая плантация, но делать там вообще нечего.

Мы вернулись к офису, я долго и мучительно обменивал двадцатидолларовую бумажку у менялы прямо на улице – фанерка, на ней стопками сложены смешные либерийские пятидолларовые бумажки. При курсе центов в пять, на двадцатку мне их всучили целую пачку. В переполненном белыми и индусами баре мы с Куртом обмыли удачную продажу. Вообще он оказался отличным парнем, наемничал уже десять лет, отслужив пять в бундесвере. Естественно первому попавшему такое не рассказывают, но мы как-то сразу нашли общий язык и полное доверие, тем более здешний контракт наши группы выполняли почти совместно, «однополчане». Я кое-что порассказал о животрепещущей для всей «просвещенной» Европы теме «повстанцев в Чечне». Курт без всяких сказал, что слишком мягко русские обходятся с мятежниками, надо как тут: штыками глотки перерезать и скормить собакам. За что и выпили.

Ночевать пришлось в пристройке из оцинкованного железа. Войти в эту духовку можно только вечером. Как и везде, где я бывал, стояла пара железных кроватей, циновки на полу, спать пришлось вповалку с остальными. Познакомился с другом Курта Дэниелом – чехом с корявым русским. Он всю ночь храпел, не обращая внимания на кучу насекомых и гигантских тараканов. Ворочаясь и пытаясь уснуть, я думал, чего стоила моя подготовка в лагере: мы со Славяном учили европейцев совершенно не тому. Надо было им рассказывать о гигиене в условиях влажности и жары, насекомых, малярии, особенностях местного менталитета. Правда, мы сами этого не знали. Отличная компания из владельцев-америкосов, набирают случайных людей и бросают их в неизвестность. Даже тренировочный лагерь был в благополучной стране с хорошей инфраструктурой, с морем и относительно хорошей природой, без змей, болот и прочих прелестей. Теперь, после нескольких месяцев здешнего кошмара, я трижды бы подумал лезть сюда. А уж готовил бы совершенно по-другому.

Утром, как только встало солнце, нам пришлось пробкой выскакивать на улицу, чтобы не прожариться. Все чесалось, накусанное за ночь, умывались в тазике вонючей водой, завтракали на ходу. Я попрощался с Куртом и Дэниелом, взял у них телефон вербовщика и потопал на аэродром. Там меня попытались обступить работники, но уверенные фак-мазафак и кипарис помогли мне их разогнать. Единственный белый, управлявший ооновскими полетами наотрез отказался выпустить меня с бесплатным рейсом, хотя самолет улетал практически пустой. Платных рейсов тут не было, а после путешествия через страну на машине, как теперь понимаешь только чудом закончившегося удачно, я повторить приключение не берусь. Впасть бы в отчаяние, но небольшой чисто советского вида транспортник вселил уверенность.

Когда я подошел к транспортному люку, на чистом русском пилот, наблюдавший за разгрузкой посоветовал идти сексуально пешеходным маршрутом. На мой совершенно нецензурный ответ он широко улыбнулся и позвал Борисыча. Тот оказался громогласным липчанином, согласившимся взять «земелю». Летели они с грузом всякой всячины, в том числе и необработанных алмазов, в кейсе у молчаливого араба с калашом, в славную страну Ливан. Я, насмотревшись программы, Время говорю там же война. Они говорят – брехня, тихая страна и от Европы недалеко, отлично отдохнешь, а хочешь дальше полетим в Дубай или вообще в Азию. Заманчивей предложений мне, провинциальному пареньку никто не делал, весь мир кидали к моим ногам. Вечером, где-то над Египтом я подумал – летим, твою мать, летим. Я жив, у меня есть кое-какие деньжата, в мире пока остались добрые и отзывчивые люди. После того, что мне пришлось увидеть, это обнадеживало. Нужно отдохнуть, а там посмотрим.

(с) MEAN MACHINE




0001


Проснувшись утром, Женя ждал, когда жена выйдет из ванной. Вставать было лень, а просто так лежать неинтересно. Женя затеялся подрочить. Чувствуя, что жена выйдет буквально через минуту, он заспешил. И зря. Потому что кончил как раз в тот момент, когда она зашла в спальню. Сонная похоть на грани разоблачения заставила полный подбородок Жени мелко задрожать. Жена, проходя мимо кровати, ласково улыбнулась и откинула с него одеяло.

- Вставай, лежебока!
Её взору открылась композиция из трех участников: молодого розового брюшка служащего Иванютина, его руки, стыдливо прикрывающей пах, и длинных тяжей утренней спермы, тянущихся от одеяла к животу.
- Это еще что такое? - Леночка обиженно подняла брови.
- Да... блин... я тут заснул. Хе-хе, как в молодости... ну, немножко кончил. - Женя всегда был стеснителен в вопросах секса.
- Ты бы это "немножко" лучше бы на вечер оставил! - Лена, напротив, не была стеснительной в таких вопросах , и в отличие от мужа, мучимого греховными фантазиями, частенько страдала от банального недоёба.

Рому, последнее время, действительно, мучили эти самые фантазии. Сменившееся недавно руководство набрало на работу целую кучу молодых телок. Работа была парализована. Впрочем, её и до этого не было. Так, вялое вымогательство на фоне серьезных мужских сплетен. В любом случае, если раньше говорили, в основном, за машины и снегоходы, то теперь все наперебой рассказывали о прошлых победах. На лицо торжество мужества над обывательским болотом. А самый ебанутый вообще на танцы пошел, но пока что - тайно...
Роме приходилось нелегко. Теперь он разделял рабочее пространство кабинета с двадцатидвухлетней сисястой телкой. Рома дал себе три месяца на то, чтобы склонить ее к плотской любви. Он нарочно загнал себя в такие жесткие рамки, поскольку предчувствовал, что если его слегка расплывшееся тридцатишестилетнее тело будет по девять часов в сутки испытывать сексуальное возбуждение, с этим телом что-нибудь случится. Ёбнет инфаркт. Безумие погасит разум. Укусит собака.

У него началась вялотекущая паранойя. Дело в том, что Наташа, его помощница, в довесок к своим спелым (Рома готов был поспорить, что и ароматным) сиськам, попе и ногам, имела и честно заслуженный диплом о высшем образовании. Рома догадывался, причем, весьма обоснованно, что молодая женщина, прошедшая естественный отбор ВУЗа, общежития и съемных квартир, как рентгенолог - кости, видит своим мысленным взглядом все сексуальные заморочки окружающих. Во-первых, действительно, видела, во-вторых заморочки были. Самое главное - Рома не умел изменять. Это просто пиздец, каждый раз, когда очередная женщина намекала на счет поебаться, Рома, смущаясь, давал задний ход. Со временем ему стало казаться, что женщины на улицах не скрывают своих насмешек, его движения стали неуверенными, речь - нервной. Это самое главное. Но не самое противное. Лишний вес - вот это гадость. Тело стало мягким и округлым. Живот, сиськи, ляжка... ну хуй с ними, что они такие мягкие, не волосатое тугое сало, как у других мужиков. Хуй с ним. Но за что оно такое розовое?! Спортзал не помогал. Да это же ебануться можно, после работы еще и в спортзал ехать. Оставалось терпеть и тихо сходить с ума...

Однажды он уже решился вплотную заняться Наташей. Наташа. При этом слове у Ромы в голове возникал образ ее белых налитых сисек и стройных плотных бочков (по ним так и хотелось похлопать). Затем вставал хуй, буквы в документах начинали копошиться, значки на клавиатуре меняться местами. Рома выходил в коридор или на улицу. Десять минут стояка, пять - отходняка. Открыть порносайт - Господи, спаси! Тогда вечером Рома с распухшими яйцами мчался на своем Форестере домой. Сначала трахался, а потом шел пешком в супермаркет. А поздний ужин - это плохо, особенно, если ты толстый. Хотя лишний раз трахнуть жену, это все таки, хорошо.

Ну так вот, в процесс обольщения вмешался сам Дьявол, в лице сотрудницы отдела, пожилой веселой тетки. Кстати, он дважды вмешивался. К такому коварству Рома был не готов.
В тот день, вернее, утро, он решительной походкой возвращался в кабинет, с твердым намерением начать путь к Наташе в постель. Краткая речь и небольшой подарок (в бардачке машины), уже были приготовлены. В кабинете возле ксерокса возилась упомянутая тетка. При виде Романа Павловича она схватила свои листки и испарилась. Что-то заставило Рому принюхаться. По кабинету расплывалось пердежное облако. "Да как она смела! Пришла, бзданула мне тут..." - успел подумать Рома. Сзади открылась дверь и вошла Наташа. Рома до сих пор и сам не знает, как это он не выкинулся в окно?

Месяц он боялся поднять на помощницу глаза. Месяц он мучительно страдал. А время шло. Инфаркт уже кривлялся и корчил рожи в углу монитора.

День рожденья зама. В обед крепко накатили хорошего коньяку, по-простому закусив лимоном, огурцами и колбасой. Под воздействием алкогольных паров, разум Романа освободился от пут условностей. "Всё, прямо сейчас!" - подумал он. Треснув еще коньячку, извинился перед кампанией и пошел к себе в кабинет. Уламывать, как ему казалось, Наташу. Наташа... сиськи... попа... Это уже я отвлекся.
Она была в кабинете
. Одна. Прилежно печатала какой-то документ, заглядывая иногда на лежавшие на столе бумаги и облизывая сохнувшие губки. "Допечатаю, а потом помаду в сумочке поищу", - видимо, как-то так она думала.

Роман Павлович слегка прокашлялся, - очень аккуратно, и собирался заговорить, но закуски и алкоголь сыграли с ним злую шутку. Роман Павлович культурно рыгнул. Беззвучно и не раскрывая рта, да, он так умел. И знал, как справиться с такой ситуацией. Он приоткрыл окно и сильно выдохнул. (Вот здесь второй раз Дьявол вмешался). Иначе как объяснить мгновенный, не свойственный здешнему климату, порыв ветра, который завернул все это коньячно-огуречное амбре обратно в кабинет. Про колбасу тоже не забываем...
Роман Павлович вылетел из кабинета. В душе поднималась спасительная ярость, в штанах перманентно после общения с Наташей - хуй. Дабы сбить стояк, Роман решил еще накатить. Вернулся к отмечающим, накатил. Ярость на судьбу не улеглась, все остальное тоже. Вместо Наташиных сисек, в воображении замаячила любимая пелотка жены. Через полчаса, в течение которых в каждом его полушарии прописалось по мокрой пелотке, Рома понял, что вынужден ехать ебаться.
Он молча встал, в ярости поправил в штанах член и направился в кабинет начальника, он был настолько решителен, что даже не закрыл за собой дверь.
- Сергей Викторович, - слегка заплетающимся, но громким голосом произнес Роман. - Сергей Викторович, мне надо домой, прямо сейчас!
- З-зачем? - От неожиданности шеф слегка опешил.
- Жену выебу. - Голос Романа не терял твердости.
- Ну... тогда езжай...

Роман Павлович решительно вышел из кабинета - за дверью, испуганно прижав к груди папку, стояла Наташа.
Краска медленно заливала лицо Романа. "Блядь, да когда же это кончится?" - мучительно спрашивал он себя.
А шеф, сидя у себя в кабинете, удивлялся: "Однако, матереет Ромка..." Потом его осенило: "О, а мне как раз новый зам нужен! Дам ему кабинетик свой и для понту секретаршу посисястей!"

Смотрите также  

12 июня 2008 | Просмотров: 2884 | Выйти из раздела "Юмор / Истории" на главную страницу



наверх |  дом-2 |  московские девушки |  декольте |  девушки из соцсетей