девушка и яйца
ВКонтакте |  реклама |  карта |  english
kokoko.ru

знакомства  |   соц сети  |   косплей  |   бикини  |   ххх  |   платья  |   проститутки нск  |   бодиарт  |   дом-2  |   топлес

Юмор / Истории

Истории

Мудрый совет
В Нью-Йорке человек попал под машину. Он совершенно не пострадал, однако умный прохожий, ставший свидетелем, посоветовал ему притвориться серьезно пострадавшим и потребовать компенсацию. Человек согласился, но как только он снова лег перед машиной, та сдвинулась с места и задавила его насмерть.
Брачный финал
Поверив слухам, что муж ей изменяет, Вера Червак из Праги бросилась с третьего этажа и упала прямо на мужа, который возвращался домой к любимой супруге. Позже она пришла в себя в госпитале, а вот «изменщик» скончался на месте.
Адские странники
Посмотрев тайваньский сериал о сверхъестественном, четверо китайских подростков съели дыню, начиненную крысиным ядом, чтобы «отправиться путешествовать в ад». Они оставили записку со словами: «Если в аду так же плохо, как здесь, то мы вернемся». Двоих удалось вернуть, остальным, видимо, там понравилось.

Расслабился
Альпинист-ветеран Жерар Омель совершил шесть подъемов на Эверест. Он умер у себя дома, когда, меняя лампочку, упал с лестницы и ударился головой о раковину…
Спружинило
80-летняя Аделаида Магнозо вытащила из шкафа складную кровать и легла спать. Она погибла, когда ложе неожиданно вернулось в исходное положение.
Прощальный взмах
Южнокорейский рыбак подготавливал свой улов для продажи. Собираясь выпотрошить, он уже занес над ним нож. Однако рыба, оказавшаяся живой, неожиданно махнула хвостом, отчего оружие попало ему в грудь. Умер на месте.
Преждевременные похороны
Жительница Нью-Йорка Джулия Карсон умерла от сердечного приступа. Так решили врачи. Начались приготовления к похоронам. Вдруг во время отпевания она пришла в себя, села в гробу и спросила, что здесь происходит. Ее дочь Джули скончалась на месте от шока.
Сон в руку
Линда Гуди из Стоунхэйма, штат Массачусетс, отменила круиз на Карибские острова, поскольку ей приснилось, что она умирает в машине. Наверное, ей все-таки было бы лучше поехать, поскольку через несколько дней ее нашли задушенной в собственной машине на стоянке.
Любопытной Варваре…
Около 50 любопытных собрались на мосту вьетнамского города Хошимина, чтобы понаблюдать за самоубийством молоденькой девушки. Мост не выдержал их веса и рухнул в реку. Погибли девять человек. Девушку спасли.
Кролик-мститель
Фермер Винсент Карроджио охотился на кроликов. Утомившись, он прилег на луг отдохнуть, а ружье положил рядом. Пробегая мимо, испуганный кролик наступил на курок, чем отомстил за своих погубленных собратьев.
Атеистом станешь
В Гонконге 65-летняя Чаи Ван-Фонг решила возблагодарить Бога за то, что ее невестка сумела выбраться из автокатастрофы целой и невредимой. Когда она молилась во дворе многоэтажного дома, где проживала с семьей сына, ее убил упавший сверху мешок цемента.
…и умерли в один день
Джордж Стори родился чуть ли не в один день с журналом Life (”Жизнь “). На обложке нового издания появилась фотография новорожденного Джорджа с подзаголовком «Жизнь начинается». В дальнейшем судьба Стори периодически освещалась на страницах журнала—две его женитьбы, отцовство, уход на пенсию. 64-летний Джордж появился и в последнем выпуске, в мае 2000 года, на этот раз под заголовком «Жизнь заканчивается» (имелось в виду закрытие журнала). Через несколько дней Джордж Стори скончался от инфаркта.
Плюшкин отдыхает
Амигдалиа Бальта, 86 лет, найдена умершей от голода в своем доме на Греческом острове Эвия. А в банке остались принадлежащие ей 350 000 фунтов и коллекция из 150 золотых соверенов.
Ты меня породил…
Десятилетний мальчик повздорил с отцом по поводу пропавшей упаковки шоколадной глазури для торта. Ссора становилась все более эмоциональной, и в отчаянии 38-летний м-р Харст вложил в руку сына нож: дескать, если так меня ненавидишь, то ударь. Что сын и сделал. Отец умер в больнице час спустя.
Судьба!
Стивен Хайетт в 32 года пережил революционную операцию по пересадке желудка, печени, поч ек, двенадцатиперстной кишки и поджелудочной железы. Через шесть лет он встал на стул, чтобы ввернуть лампочку. Упал, ушиб голову и погиб.
Счастлив до одури
Сириец Наджиб Садди, 35 лет, чувствовал себя настолько счастливым, что решил… расстаться с жизнью. В предсмертной записке он заявил, что совершенно счастлив, но боится будущих несчастий.
Экспонат на службе
Житель Бонна Питер Грубер погиб при попытке ограбить Музей искусств. Заметив приближающихся охранников, он запаниковал и попытался бежать, но, резко завернув за угол, наткнулся на метровый меч статуи. Экспонат назывался «Оружие правосудия».
По-приятельски
Джошуа Томас Берчетт, 23 года, испытал приступ икоты и попросил приятеля крепко стукнуть его в грудь. Тот с неохотой выполнил просьбу, а Джошуа упал на мостовую и умер. Он не учел, что в их семействе было множество случаев сердечных заболеваний.
Сделал карьеру
Работник правительства Египта Адел Назим Джергез восемь лет ждал повышения по службе. Увидев наконец свое имя в списке «продвинутых», он умер на месте от сердечного приступа.
И коровы летают
Водитель в Калифорнии был убит влетевшей в лобовое стекло коровой. Животное в грозу вышло на проезжую часть, где удар автомобиля отправил его в полет, который закончился на капоте машины, ехавшей по встречной полосе.
Перенапрягся
Украинский браконьер бросил в речку электрический кабель под напряжением. Когда убитая током рыба всплыла, он отправился в воду ее собирать, забыв отключить орудие преступления. В результате принял участь собственного улова. По сообщениям родственников, незадачливый рыболов собирался пожарить наловленную рыбу, чтобы отпраздновать первую годовщину смерти своей тещи.
Молниеносное возмездие
Босс и его секретарша были убиты молнией, когда занимались любовью в надувной лодке посередине озера в Германии. Вдова убитого восприняла это как божественное вмешательство.
Любовь зла
Джейм Динарди, 44 года, из Колумбии отправился в штат Мэн, чтобы встретиться с женщиной, с которой познакомился по интернету. Вероятно, женщине при живом общении он не понравился, она отказалась с ним встречаться. Через некоторое время он снова приехал к ее дому и для доказательства любви перерезал себе горло бензопилой. Умер в госпитале.
Роковой зевок
Цирковой карлик по прозвищу Од погиб на арене цирка в северном Таиланде. Прыгая на батуте, он отлетел в сторону и был проглочен зевнувшей гиппопотамихой, дожидающейся своего выхода на арену. Как объяснили ветеринары, у Хильды был выработан рефлекс на крупные предметы во рту, почему она и проглотила артиста.
Звонкая трагедия
У посетителя пивной в Гамбурге был мобильный телефон, по которому постоянно звонили, с очень неприятным звуком. Другие клиенты неоднократно просили его отключить аппарат, но на просьбы он не реагировал. Наконец самый нервный из посетителей убил упрямого пивной бутылкой и сдался полиции.
В азарте
Юная гимнастка прыгала на диване во время вечеринки по случаю своего семнадцатилетия. Войдя в азарт, вылетела в окно с шестого этажа.
Фантасмагория
34-летний мужчина был найден мертвым в подвале своего дома. Оделся он, мягко говоря, странно: юбка в складочку, белый бюстгальтер, кожаные туфли и женский парик. На голове был противогаз, соединенный шлангом с задним проходом, что послужило причиной удушья.
Тамагочи проголодался
Молодая француженка потеряла управление автомобилем и врезалась в дерево. Пассажирка серьезно пострадала, водительница погибла. Ее внимание отвлек брелок-тамагочи, который неожиданно запищал, требуя еды. Нажав нужные кнопки, дама спасла игрушке жизнь, но рассталась с собственной.
Офонарел
Сантьяго Альварадо вздумал ограбить маленький магазин велосипедов. Поскольку было темно, а руками он помогал себе пробираться через крышу, длинный фонарик пришлось зажать во рту. Этот осветительный прибор и стал причиной смерти, когда неловкий грабитель упал лицом вниз.
Гиблое место
Семилетний мальчик упал с 300-метрового обрыва, потеряв равновесие, Он качался на кресте, который отмечал место, где 10 лет назад погиб другой человек.
Эротическая трагедия
В больницу были одновременно доставлены четыре человека: Шелли Мюллер с травмой головы, Тим Вегас с легкой контузией, Брайан Коркоран с серьезными повреждениями десен и Памела Клесик без двух пальцев на правой руке… Мюллер подвозила мужа на работу и на прощание—в довесок к поцелую—на секунду продемонстрировала ему свою грудь. Это увидел Тим Вегас, водитель проезжающего мимо такси. Увлекшись открывшимся зрелищем, он потерял управление и въехал в здание госпиталя, где дантист Памела Клесик осматривала ротовую полость Коркорана. От сильного толчка врач подпрыгнула и поранила инструментом десна пациента. В шоке Коркоран резко сомкнул челюсти, откусив Клесик два пальца. Мюллер приняла на голову осколок здания.
Звонница в анусе
Прокурор Антонио Мендоза подтвердил старую истину: смеяться над собой можно в любой ситуации. Поскользнувшись в ванной на кафеле, он сел на сотовый телефон, который туда принесла и поставила в вертикальное положение его собака. Операция по извлечению телефона из заднего прохода длилась аж три часа, поскольку крышка аппарата открылась. Во время операции телефон несколько раз звонил, и пострадавший отпускал по этому поводу такие шутки, что врачи и медсестры ухахатывались. К концу они уже решили, что найдут там и автоответчик.





Психушка


Психушка. Половина десятого вечера. Меня только что привезли. Вкололи два укола аминазина плюс таблетка феназепама. Но спать боюсь. Двери в палаты не предусмотрены. Пытаюсь скотчем прилепить к потолку крестик из бисера. Брат только что дал. Снял с лобового стекла своей Тойоты.
--Его вместе с машиной батюшка освящал. И вот еще брелок с ключей. Мне с Иерусалима привезли, его ко гробу Господнему прикладывали. Все будет хорошо.
***

--Ир, Ир..Ты сегодня ночью будешь моя. Нам будет здесь хорошо. Я никогда больше не обижу тебя. Ведь ты меня любишь, любишь, любишь.
--Я не хочу умирать! Я боюсь! У меня слишком много грехов.
--Да. Ты мое творение. Помнишь, как мы трахались? Твой таджик тебя так не ебет. Сучка моя, мне плохо здесь без тебя. Я хочу тебя. И ты будешь, будешь, будешь сегодня моей!
--Нет! Я верю в Бога! Я не хочу в ад! Боженька, дай мне шанс! Я брошу пить, курить, блядовать. Буду ходить каждое воскресение в церковь. Я исповедуюсь и причащусь. Я буду молиться. Только не забирай меня сейчас. Я не хочу к Леше. Я его боюсь.

Бегу в церковь. Скупаю свечи, масло, святую воду, евангелие, псалтырь, иконы. Голос покойного мужа в голове.
--Уходи оттуда. Ты меня убиваешь. Как больно мне! Как больно мне!
--Я не умру.
--Умрешь. Умрешь. Умрешь. Уже сегодня ночью я буду ебать тебя во все твои дырки. Сука, ты обещала никогда меня не бросать. А бросила, бросила, бросила! Я ради тебя поджег квартиру с матерью.А ты, тварь, ебешься со всеми. Сука! Нихуя. Ты - моя! Теперь только я один буду тебя дрючить. И так, и так, и так...Ты моя, моя, моя!

Страшно. Протираю святой водой лицо, грудь, живот. Рисую себе на лбу и на висках церковным маслом кресты. Зажигаю свечи. Во весь голос декламирую Отче наш. Беру псалтырь, бухаюсь на колени перед только что купленными иконами, читаю, крещусь, бью поклоны.
--Боженька, я не могу сейчас умереть. Мне надо время исправиться, покаяться. Ты такой добрый, милосердный и всепрощающий. Прости меня, грешницу. Ради дочери спаси и сохрани меня!
--Не поможет тебе ничего. Я все-равно буду с тем, кто меня любит. А ты меня любишь, любишь, любишь.
--Нет! Отстань от меня!
--Дура. Дура. Дура. Прекрати это читать.
--Во имя Отца, и Сына, и Святотого Духа! Господи, помилуй. Господи, помилуй. Господи, помилуй.

Судорожно кидаю вещи в чемодан. Домой. К маме. К папе. Они что-нибудь придумают. Они обязательно меня спасут. Я не могу умереть такой грешницей. Я буду жить в церкви, работать там хоть уборщицей. Мы поедем по монастырям, я окунусь во все святые источники. Главное - выжить.
--Что это ты придумала? Какие еще монастыри? Какие еще источники? Ты меня второй раз убить хочешь? Сука! Сука! Какая же ты сука!
--Заткнись. Я тебя не слушаю.
--Ир, ну серьезно. Зачем тебе это? Что ты делаешь? Убери иконы, книжку эту и выслушай меня. Это все вранье, что в аду вечные муки. Здесь отлично. Только тебя мне не хватает. Твоего тела, твоих губ. Я соскучился, соскучился, соскучился.
--Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас!
--Я хочу тебя! Ты мне нужна! Я не могу без тебя! Я не могу без тебя. Не могууу...

Любимый везет меня в Рязань. Перед тем как сесть в машину, рисую на двери маслом крест.
--Тварь! Что ты делаешь? Гадина. Ну ты у меня сегодня поплачешь.

Пять часов в дороге. Молюсь во весь голос. Леша то угрожает, то уговаривает. Когда он додумался вещать через динамики магнитолы, пришлось остановиться и отсоединить их. Три минуты тишины и снова через вентиляцию в машине:
--Я хотел сначала и тебя, и дочь к себе взять. Но мне разрешили только одного человека. Ты слышишь? Я выбрал тебя. Тебя, тебя, тебя. Потому что ты моя. И ты меня любишь, любишь, любишь. Осталось совсем немного. Скоро мы будем опять вместе!

Два часа ночи. Хожу по коридору больницы, борюсь со сном. В голове уже куча голосов. Все знакомые, все мужские. В моей башке один за другим возникают мужчины, которых я обманывала, унижала, предавала. И все уговаривают меня заснуть.
--Если ты сейчас уснешь до четырех утра, то умрешь, но мы спасемся. Если же не ляжешь, то завтра ни тебя, ни нас не будет в живых. Ты нам должна.
--Как вы туда попали, в мою голову?
--Шли домой, вставили ключ в дверь квартиры. Вошли и очутились здесь. Сейчас мы в клетке и только ты можешь нас освободить.
--Но я не хочу умирать. Дайте мне хоть один день еще. Попрощаться с дочкой, с родителями.
--Ты все-равно сегодня умрешь. Это уже факт.
--Нет! Не хочу! Боюсь!
--Не тащи нас за собой. Спи, спи, спи.

Голос любимого. Ругается. Злится.
--Олег, а ты там как очутился? Я люблю тебя, я никогда не делала тебе ничего плохого.
--Ты мне изменяла. Ты мне врала. А теперь убиваешь.
--Прости меня, пожалуйста, прости. Я согласна.

Иду в палату. Ложусь на свою кровать, последний раз читаю Отче наш, прошу у Господа прощения и милости. И умираю...Реально чувствую, как душа отделяется от тела. Немного больно. И голос, опять голос покойного мужа.
--Так, так, так, аккуратненько. Осторожно, моя хорошая.
Ощущение, что душа до половины вышла.
--Ира. Я хочу тебе добра. Делай, что я тебе говорю. Встань, оденься, обуйся, возьми полотенце, кружку и найди любую дверь.

В коридоре психушки всего-то три двери. Одна в кабинет дежурной медсестры, другая в кабинет врача и основная дверь, закрывающая отделение от холла. С полотенцем в одной руке, полной кружкой воды в другой подхожу по очереди к каждой двери, стучусь и по пять раз произношу: "Пустите меня, пожалуйста, ради Бога". Естественно, ничего не открывается.
--Дура! Ты все неправильно говоришь. Или слова путаешь, или интонация не такая.
--Я не могу. Я устала. Я хочу лечь.
--Сука тупая. Иди обратно. Сама ничего не можешь. Даже на тот свет подготовленной придти.

Оказывается, после смерти нам всем дают новые тела. Как в телевизор смотрю. Вижу себя в очереди. Каждый мой грех припомнили. В ад. Конечно же, в ад. К Леше.
--Вот так. Я тебе говорил, что ты сегодня пойдешь со мной? Говорил? Говорил? Ты - моя! Теперь навечно моя!

Утро. Слышу голоса родных. Мама плачет: "Это я виновата, она не хотела здесь оставаться. Она предупреждала нас, что умрет. А я не верила, думала как лучше." Папин голос уговаривает: "Доченька, открой глазки. Ну открой, пожалуйста". Тетка скулит: " Ой, горе-то какое..". Медсестра: "Носилки, несите носилки. Труп приехали забирать".

Бегаю по отделению. Кидаюсь к каждому. Прошу позвонить домой, сказать родителям, что жива я, жива. Объясняю, что они сейчас меня оплакивают и готовятся к похоронам. Что никто за мной не приедет. Что останусь в дурдоме навсегда. Леша в голове советует мне поджечь больницу и сбежать.
--Тебе нужно только зажигалку найти. Всего лишь зажигалку.

Меня фиксируют на кровати, ставят капельницу.
--Не позволяй им это делать. Не позволяй. Я умру. Ты понимаешь, что тогда я больше не смогу к тебе придти? Никогда.

Семь вечера. Прислушиваюсь. В голове пусто. Соседки по палате говорят, что мама приходила, но меня не разрешили будить. Выползаю в коридор. Ощущение, что не меньше трех суток прошло. Оказывается, только одни, и то не полные.
В проходе бродят тетки. Разные. 10% выглядят нормально, 80% - кошмар. Мычащие, поющие, с вывалившимися языками, с трясущимися руками, лысые. 10% - детдомовские, которым негде жить. Вместо туалета три ведра на всех. Дезинфекция ведер - хлоркой. Ванны, дУша тоже, конечно, нет. Склизкие тазики для желающих подмыться - там же в туалете. По понедельникам баня с оплеванными лавками в компании вшивых ваняющих ссаньем и гавном бабок. Все помещения без дверей.
Слава Богу, мне не пришлось ни разу за неделю воспользоваться этими "удобствами". С самого начала в моем распоряжении был туалет для персонала, вполне приличный. Недаром мои родители столько денег вбухали за меня.
В моей палате, кроме меня еще четверо человек.
Нормальная тетка, живущая при больнице. За еду и крышу помогающая санитаркам убираться в помещениях и мыть по понедельникам в бане немощных старух.
Женщина сорока лет, девственница. Когда ее привезли, она разделась догола, бегала по отделению и просила мужика. Потом не верила, что орала дурниной: "Хочу кобеля!"
Еще одна тетенька. У нее единственный сын двадцати лет прошлым летом утонул. Она почти год держалась, а с марта месяца начала по ночам на кладбище к нему ездить. Причем, как и зачем, она сама не знает. Не помнит ничего. Ее родственница на могиле ночью нашла и сдала в психушку.
И наконец, "луч света в темном царстве" - моя Танюха. Девятнадцать лет. Красивая. Третий раз в дурдоме. У нее тоже голоса в голове были, с которыми она полгода проходила. Боялась рассказать родным и друзьям. Негр, бомж, подросток и мальчик с обугленным носом. Она к ним уже привыкла, но однажды ей почудилось, что они заперли ее в комнате и чтобы выйти негр велел ей перерезать себе вены. Татьяна не долго думая, схватила кухонный нож и полоснула себя по запястьям. Лечили ее месяц. Голоса исчезли, но психуя она теряет контроль. Два раза после этого она обглатывалась таблетками и резала вены. В этот раз тоже. Да уж, каждый сходит с ума по своему.
Танюха тоже была в привилегированном положении. Ее родители, как и мои, ничего не пожалели для глупой доченьки.
Удивительно, как все же больница сближает людей. К концу недели мы с Танькой ходили за ручку, мыли друг друга и спали на одной кровати в обнимку. Нас и выписали в один день. Правда, ее свобода была запланирована. Утром приехал за ней папа и мы прощались с поцелуями и слезами. Ко мне же вечером как обычно нагрянули родители с харчами, которые я все равно не ела, а раздавала по палатам. Зашел врач и, о чудо, сказал: "Забирайте ее прямо сейчас. А то она в меня уже влюбилась." Не знаю, с чего он сделал такой вывод? Может, потому что по несколько раз в день стучалась к нему: "Виктор Николаевич, давайте поговорим?"

***
Воскресенье. Семь утра. Мама тихонечко стучится: "Ирин, вставай, а то опоздаем. Служба в восемь начинается, но надо еще свечки купить, поставить всем святым, и молебны заказать". Дочка еще спит, закинув на меня и руки, и ноги. Осторожно вылезаю из-под нее. Целую в макушку. Я тебе обещаю, моя маленькая, все у нас будет хорошо.





Про выходные


Знаете, как я люблю выходные? Ах, как я люблю выходные! Ух, как я их люблю! Вах, как я их обожаю!
Упс, Вау и Вай, как я тащусь от выходных!
Особенно, когда их оба-два сразу-подряд. А лучше три, да. Нет, лучше четыре! А еще лучше, неделя или даже месяц непрерывных выходных дней! А еще лучше...стоп...я же не об этом хотела, начнем сначала.

Я люблю выходные. Когда их два подряд, после почти трехнедельного марафона без выходных. Нет, вот честно, когда работаешь пять дней, пусть даже и с дежурствами, это воспринимается обычно, буднично и совсем даже не утомляет. Раз-два-три-четыре-пять, вышла зайка погулять - тьфу просто, а не работа. То ли дело три недели и до выходных, кажется, как до Киева лесом, и вообще не известно будут ли они, эти выходные, и забываешь даже, что такое эти выходные и бывают ли они в принципе хоть у кого-нибудь, и уже мерещится, что весь мир так и работает, и работал всегда - без выходных.

А у тебя, в эти три недели, график жесткий, как у крепостной крестьянки: обходы, осмотры, операции плановые, операции экстренные, приемы, писанина, дежурства плавно перетекающие в следующий нормальный рабочий день, разборы, отчеты,консультации, консилиумы и добровольно-принудительные конференции, срочные ночные вызовы в клинику, ночные же звонки разной степени важности и нужности, и еще много всего значимого или не очень значимого, но абсолютно необходимого к исполнению.

А утро? Вернее утрА! УтрА - это вообще мой тяжкий крест, всю жизнь! Любая "сова" вам скажет, как тяжко просыпаться по утрам. Невыносимо почти, пусть даже и в восемь утра, я уж не говорю про пять или шесть.
Вот разбудите меня в полтретьего ночи(многие так и делают) - я проснусь, вскочу и запорхаю. Даже в четыре утра разбудить меня если, тоже терпимо еще. После пяти - это ад.
Некоторые особо вумные товарищи часто назидательно мне говорят: "надо раньше ложиться!" Ага. Хи-хи-хи.
Совы здесь есть? А ну, расскажите народу во сколько вы ложитесь и во сколько встаете. И как легко вам все это дается.
Как-то я провела эксперимент - буквально силком заставила себя лечь в девять вечера. Заснула, что правда, в десять только и то после того, как книжку одну зачитала - мое верное и испытанное снотворное. И чо?
А ничо - в шесть утра меня муж водой обливал и за ноги с постели стаскивал.

А побудки меня, это вообще песнь волхвов. Нескончаемая.
Я когда в институте училась - если спала дома, а не на дежурстве в больнице - утром поднималась так: ровно в двенадцать ночи, сразу после того, как гимн Украины по радио отпел и наступала тишина, я выкручивала ручку приемника на полную, до отказа. После, еще часа два-три крутилась по дому-хозяйству-конспектам и ложилась спать. Ровно в шесть утра радиоприемник начинал истошно орать все тот же гимн Украины. Для того, что бы прекратить произвол приходилось вставать, ибо приемник стоял очень далеко от моей кровати, возле двери в комнату. Но окончательно поднимало меня не это. Меня просто сметал с кровати громовой рык моего папы: "йобтвоюматьхуиныерожыблядисукивротмненоги, выключите радио! "

Я выключала, потому что от рыка просыпался мой маленький ребенок, соседи, партия и правительство в Кремле, и трудолюбивые рабочие в Китае, а в Африке случалось наводнение.
Но даже и после всех этих гимнов и рыков, я в сомнении поглядывала на теплую постельку, раздумывая, не забить ли на всю медицину вместе взятую и не запрыгнуть ли в кровать снова. Поколебавшись так пять минут, я решала завязать с учебой и работой, однако будучи девушкой совестливой, полагала, что стоит для начала хотя бы забрать документы из родимой альма-матер. С этой мыслью я неспешно начинала умываться, пить кофе и собираться в путь. Понятное дело, что к моменту появления в ВУЗе, мысли забрать документы улетучивались, но тем не менее утро повторялось с завидной регулярностью все годы обучения.

На сегодняшний день ситуация с подъемом несколько видоизменилась.
Так как никакой будильник, даже самый что ни на есть термоядерный, меня не берет, то меня по утрам будит муж. Звонком, потому что встает и уходит из дому он значительно раньше меня. Он звонит на мой мобильный, предусмотрительно оставленный подальше от кровати.
Но не думайте, что от первых же звуков "му" я подрываюсь, как пожарник и бегу одеваться. Ни фига. Мелодия играет, я спокойно досматриваю сон и когда наконец просыпаюсь и доползаю до телефона, на нем обычно значатся от 50 до 80 неотвеченых мужниных вызовов. Мой личный рекорд - 92.
Ну, а дальше я выслушиваю разьяренный ор в трубку и утро течет по привычному сценарию.

Так вот, в свете вышеизложенного, вы представляете себе, как я жду выходных.
Потому что работа три недели без них - это вот когда:
- Пашешь, пашешь, а мир вокруг вертится как калейдоскоп все быстрее и быстрее, под конец просто с бешенной скоростью и остановиться невозможно, потому что кажется, что весь чортов мир вдруг замрет и рухнет в тартарары.

- Когда смотришь на свои отекшие руки с сухой потрескавшейся кожей, на обычно длинные, тонкие, "музыкальные", а сейчас сардельковидные пальцы, на ногти, сто лет не видевшие маникюра и хочется завыть.
Но вместо воя ты ноешь тихонечко, в унисон с ноющими ногами, оглядывая распухшие ступни и с тоской замечая признаки бурно развивающегося варикоза.

- Когда приползаешь домой, а там мама - здравствуй, мама! - какой-то усатый мужик и куча детей. И вдруг выясняется, что мужик - твой муж , о как!, и дети - твои, что безмерно удивляет - откуда при таком графике работы могли появиться дети, - и что мужа неплохо было бы поцеловать, предварительно вспомнив как его зовут, а детей накормить, вымыть, проверить уроки, выслушать "про Даника из садика", приготовить им на утро одежду, собрать портфель и прочитать на ночь сказку. А сил нет.

- Когда приходишь домой и мама ставит перед тобой ужин, а ты, безмерно удивляясь тому факту, что где-то в мире еще осталась нормальная еда, торопливо ешь, а родные сидят тихо, как мышки, стараясь не окликать тебя по имени. Потому что если вдруг ты слышишь свое имя, то рефлекторно вскакиваешь и в трансе пробормотав "да, уже бегу" пытаешься мчаться куда-то, причем одновременно в разные стороны.

- Когда приходя домой ползешь в душ и даже не поужинав - нет сил - падаешь в постель, заботливо оставив мужу записку: "любимый, будешь трахать - не буди!"

- Когда подходишь к компьютеру, собираясь напечатать выписку и вдруг нападает ступор, и ты тупо пялишься в монитор - "смотришь в книгу и видишь фигу" рыбок, что насмешливо плавают в экране и мысли из головы словно ластиком стер кто-то. И так ты сидишь пять минут или два часа - неизвестно, и понять не можешь кто ты, где ты, зачем сюда приперся и что должен сделать: пост в ЖЖ написать? Почту проверить? Ответить на комментарии? Ленту просмотреть? Что?
Из ступора тебя выводит чья-то голова, робко просунувшаяся в дверь с вопросом: "Доктор, мы выписку ждем, долго еще?"
Блин, я что - доктор? Гыгыгы, прикольно! Ах, да, я же доктор! Я умею писать выписки! И еще наверное много чего умею, ура!
И ты пишешь, убедившись предварительно куда именно пишешь, что бы ненароком не запостить выписку в Живой Журнал,вот смеху будет!


И еще много-много разных "это когда" происходит, пока не наступает аццкий последний рабочий день. Ты плетешься на работу и день тянется, как презерватив размер ХХХL, потому что это последний рабочий день и завтра выходной, и послезавтра тоже. И все раздражает и всех ненавидишь, потому что сегодня ты работаешь до часу дня, а завтра выходной. И послезавтра тоже.

Ненавидишь пациенток , которые поголовно все тупые и истеричные хамки, как-будто ты работаешь не в акушерстве, а в психушке. А завтра выходной. И послезавтра, ага.
Ненавидишь эту дуру, медсестру Иланит, которая никогда не выполняет назначения правильно и вовремя, и вообще тупая и безрукая. Работать с ней совершенно невозможно и почему ее еще не уволили? А завтра...и послезавтра, уууууу.

Раздражают коллеги, сплошь все неумехи и снобы, все норовящие спихнуть на тебя самую тяжелую работу.
Ненавидишь заведующего, лысого придурка, что старательно учит русский, а особенно великий и могучий русский мат, и записывает за тобой в специальную тетрадочку все, матерные и не очень, выражения и щеголяет ими по поводу и без, а сам, холера ясна, окопался в кабинете и хуи валяет.

Апогей твой ненависти случается, когда этот самый лысый матерщинник вдруг ловит тебя в коридоре без пятнадцати час и улыбаясь как даун сообщает, что нужно остаться до пяти. Потому что...потому что нужно, а кроме тебя сотрудников в клинике видимо больше не осталось. Все ушли на фронт.
"У меня ноги, а мне домой", - жалобно думаешь ты.
"Шоб тебя пидняло та гэпнуло!" - злобно клянешь ты зава мысленно, но покорно остаешься.

И вот пять часов, ты хватаешь сумку, судорожно сжимаешь в потном кулаке ключи от машины, делаешь шаг к выходу и слышишь визгливый голос рабочей мобилы. Тррррр-трррррр, трррррр-тррррррр. Бляяяяяя!
- Здравствуйте, доктор! Вы меня помните? Я Сарочка, ваша пациентка! - доносится из трубки радостное.
- Здравствуйте, Сарочка! Где ты взялась,шоб ты всралась - навесив на лицо улыбку, воркую я, холодея от дурных предчувствий. Сарочка на сносях и вообще-то очень деликатный человечек, по пустякам не беспокоит, и судя по всему отъезд домой откладывается на неопределенный срок.

Так и есть. Сарочка бодрым голосом сообщает, что у нее отошли воды и они едут ко мне. Встречайте их с хлебом, солью, рушныком и коньяком.
Через полтора часа, уложив паникершу Сару с абсолютно целыми водами в кровать и оставив возле нее пост в виде любящего супруга, ты уносишься домой сметая все и всех на своем пути и не реагируя на окрики коллег.

По дороге домой ты мстительно решаешь завтра же, нет в воскресенье - надо же и отдохнуть немного - уйти из медицины навсегда. Пойду в ирию, секретаршей, мечтаешь ты, у них зарплаты офигительные, а работа всего-то с восьми до двенадцати. Все, решено!

Дома, расслабившись, ты плачешься мужу на начальство, коллег, собачью жизнь и особенно на подлую Сарочку, и обещаешь завтра же, нет в воскресенье - надо же и отдохнуть - уволиться с работы, и просишь выключить все телефоны в доме вместе взятые. И у соседей выключить, на всякий случай, что бы Сарочка гарантированно не дозвонилась. Чтоб вообще никто и никогда не дозвонился. И землянку вырыть во дворе, вот. Муж, сочувственно хмыкает, ласково перебирая твои волосы, а потом приносит кофе и круасан. Жизнь налаживается.

А потом два дня выходных, ммммммм! И ты спишь и спишь утром, пока домашние тихо шебуршатся по дому, и встаешь после полудня, и лениво бродишь по квартире, и спокойно, неторопливо листаешь фленту, и куришь и кофе пьешь, и никуда не летишь, не бежишь, не несешься сломя голову. Так и невыключенный телефон молчит. Сара, не смей рожать! У меня выходные!

А впереди еще два восхитительных, упоительных , ленивых выходных дня, и муж, и дети , и море, и арбуз, и кофе с подружкой, и "отдохнувший" неспешный сладкий секс, и...
А телефон и Сарочка и все-все-все - идите в жопу! Ох, хорошоооооооо!

Но, странно, к вечеру субботы ты ощущаешь легкий дискомфорт. Скучно как то, надоело валяться и вообще.
"Как там дела, Сара не родила?" - мелькают мысли. Ты проверяешь мобильный - а вдруг звонили,а ты не слышала.
Руки тянутся к телефону позвонить, узнать, что происходит в отделении, потрепаться с персоналом. Занимаясь привычной подготовкой семьи к предстоящей неделе, ты вдруг вспоминаешь о том, что не сделано, а надо бы. Думаешь о рабочих и учебных планах, прикидываешь, решаешь, обмозговываешь, короче погружаешься в мысли о работе. С этими мыслями и засыпаешь.

А утром просыпаешься сама, еще до того, как муж начнет названивать, что бы разбудить. И с удовольствием, неторопливо пьешь кофе на веранде, под щебетание птах, наслаждаясь утренним вкусным воздухом.Радуешься новому дню. Радуешься, что вот сейчас ты поедешь на работу.

И едешь, улыбаясь, и так же улыбаясь заходишь в отделение, переодеваешься и спешишь по неотложным утренним делам, с удовольствием вдыхая специфические запахи отделения, такие разные в каждой клинике, но вместе с тем в каждой - такие неуловимо похожие, такие привычные, и такие родные.
И улыбающиеся коллеги приветствуют тебя. Какие они все милые, как я их всех люблю - у нас отличный коллектив!
И умница Иланит, отличная сестра, надежная и верная, настоящий профессионал, улыбается мне: "Доброе утро, доктор! Хорошей недели!"
И заведующий, смешной, лысый толстяк - обожаю его - приветствует меня в своей обычной манере, по русски: "Вьероник, добрьий утрро, пашла на хуй!" Как мне повезло с начальством, горжусь!

И Сарочка, чудесная Сарочка, с совсем не беременной прытью вылетает из палаты мне навстречу и натурально орет: "Доктор, ну наконец-то вы пришли! Я так волновалось, плакала, мне было так страшно, больно, а вас все не было и не было! А теперь вы пришли и я спокойна. Теперь все будет хорошо!" Ох, Сарочка!
И еще одна пациентка, уже готовая к выписке, тараторит: "Доктор Вероника! Нас сегодня выписывают, я хотела вас поблагодарить! Если бы не вы...Спасибо вам за мою беременность и легкие роды! Спасибо, доктор!" Глаза предательски влажнеют, черт!

Спасибо, Господи, за то, что я доктор! Спасибо за то, что у меня есть такая замечательная работа!
Рабочая неделя началась. Поехали!

Всем хорошей недели и отличных выходных!

Смотрите также  

26 июня 2008 | Просмотров: 3936 | Выйти из раздела "Юмор / Истории" на главную страницу



наверх |  дом-2 |  московские девушки |  декольте |  девушки из соцсетей